☰ Меню

Ашок Беди. Интегрировать Тень. Скрытый код Кали – Темная Богиня. Часть 2. Травма

Ашок Беди. Интегрировать Тень. Скрытый код Кали – Темная Богиня. Часть 2. Травма

Воздействие травмы на психику.

Травма, с которой мы сталкиваемся очень рано в жизни, до того, как разовьем нашу вербальную функцию, хранится в теле как телесная память, что ведет ко множеству соматических проблем, связанных с психоидным пространством (гипотетическое пространство между телом, психикой, душой и Духом). Это вносит вклад в развитие психосоматических проблем. Такая травма имеет место до того, как сформируется крепкое эго. Когда травма очень сильна, она разрушает существующее эго. Тогда констеллируются архетипические защиты Самости, активируя спасение на архетипическом уровне. По мнению Калшеда, целью такого спасения является скорее выживание, нежели рост. Эта нечеловеческая травма взывает к божественной и архетипической защите, которая воплощена в скрытом коде Кали.

С индуистской точки зрения, однако, когда активизируется архетипическая защита, целью является не просто индивидуальное выживание, но скорее потенциальный рост всего человеческого сознания, или как называют это индусы, Дхармическое сознание. С этой точки зрения, индивидуальная жизнь приносится в жертву для того, чтобы усилить коллективное сознание. Личные интересы приносятся в жертву коллективному росту. Тогда индивид, призванный к этой жертве, проживает свой высший потенциал ради общего блага. Это как если бы травма выбирала индивида для службы в области коллективного благополучия. Это переводит нашу культуру на более высокий уровень. Когда Махатма Ганди стал жертвой насилия из-за расистского режима в Южной Африке, он был глубоко ранен и травмирован. Эта травма привела его к открытию своего глубинного потенциал к любви, позволившей ему найти контакт с божественным ядром своего врага, несмотря на его темную сторону. Это стало началом движения Ахимсы (ненасильственному гражданскому протесту) и привела человеческую цивилизацию к раскрытию более высокого потенциала. Его личная травма стала даром остальному человечеству. Гневный отклик на абьюз и травму является понятным и человеческим. Однако если мы способны подняться над личной раной и отреагировать на травму из полноты души, мы поднимаем человеческую цивилизацию на более высокий уровень культуры и осознанности. Травма является не только катастрофой для нашего Эго, но и возможностью для нашей души служить Духу.

У меня была возможность работать с очень храброй женщиной по имени Хелен. В детстве она подверглась сексуальному абьюзу со стороны своего дедушки, и это привело к глубокой травме и последующим эмоциональным проблемам и проблемам в отношениях. Поэтому она могла с легкостью остаться раненой на всю жизнь. Но вместо этого она увидела свою личную травму как призвание понимать и помогать мужчинам и женщинам, подвергшимся насилию, и теперь является очень профессиональным терапевтом в лечении травмы и ярым защитником прав и возможностей лечения для детей и женщин, подвергшихся насилию. Как и Ганди, она траснформировала свое личное несчастье в душевную возможность служить людям. Я глубоко восхищаюсь ей, и она оставила в моей душе огромный след.

В моей клинической практике с жертвами травм и с выжившими, я обнаружил, что архетипический образ Кали может быть очень полезным для понимания и работы с травматическим опытом. Эти группы пациентов включают в себя ветеранов войны, людей, выживших после сексуального насилия или ужаснейших медицинских заболеваний, таких, как рак или серьезные хирургические операции. Когда этот травматический опыт рассматривается как встреча с Кали, которая переполняет эго и защищает архаичную душу, тогда мы получаем ту основу, из которой мы можем начать путешествие по возрождению души. Активация архетипа Кали в выживших после травмы ведет к выживанию базовой адаптации за счет личностного развития. Почитание и работа с опытом, связанным с архетипом Кали, поддерживает выживание и затем возрождает душу, о чем будет говориться дальше.

Эти архетипические защиты оказывают глубокий эффект на наше эго сознание. Эго может идентифицироваться с архетипом и подвергнуться инфляции,  как при нарциссизме или мании. Или, наоборот, эго может быть задавлено архетипами и стать жертвой депрессии или шизофрении. Когда активизируются архетипические защиты, они обладают архаическими, примитивными качествами, они демонические или ангельские, у них белое или черное качество, они непочтительны к эго и могут даже быть разрушительными для него, так как их единственной целью является сохранение архаической, рудиментарной Самости. Душа теперь ищет отношений или опыта, который отражает ее базовую потребность чувствовать себя любимым и полноправным. Негативный аспект этой зависимости от таких отношений заключается в том, что человек чувствует себя хорошим только в контексте таких зависимых отношений, будучи лишенным базового чувства собственной самоценности. Другие индивиды ищут причастности к группе, чтобы чувствовать себя хорошими или жизнеспособными как индивиды. Это может сделать их восприимчивыми к вступлению в разные банды и секты. Другая группа таких индивидов может искать убежища в силе обладающего властью и отцовским авторитетом индивида, как учитель, гуру или проводник. Такие люди проецируют свою силу и авторитет на эту харизматичную фигуру, а себя чувствуют личностно истощенными.

Эти архаические отношения подобным же образом активируются в матрице переноса в аналитическом контейнере между такими травмированными пациентами и их терапевтами. Пациенты могут быть зависимыми от отзеркаливания терапевтом их самоценности, от предоставляемой им дружбы или от наличия терапевта как источника силы и комфорта для них. В то время как такая зависимость может быть приемлема на начальных стадиях терапии, если эта динамика выходит за пределы начала терапии и продолжается дальше, то она может вести к постоянному обеднению эго пациента. Компетентному терапевту необходимо помочь пациентам вернуть себе свои проекции силы и внутреннего авторитета.  Это трудная задача, поскольку терапевт должен помочь пациенту деидеализировать терапевта. Это настоящий вызов – уменьшить свою значимость в жизни пациента! Это сродни задаче родителей – сделать себя лишними в жизни детей по мере того, как те взрослеют и движутся к зрелости.

Руководство Кали по выживанию в Травме.

Когда мы сталкиваемся с жизненным кризисом, который находится за пределами способности нашего эго справляться с ситуацией, наша личность начинает разрушаться и мы переходим в режим выживания. В такие времена наше эго отступает и позволяет скрытому коду Кали взять на себя управление нашей жизнью и отношениями. У нашей души есть нуминозная сторона, которая сопровождает наш рост, и темная сторона, которая обеспечивает экстренное выживание. Это похоже на гражданское управление в мирное время и на военное положение во время войны. Военное положение демонического аспекта души останавливает рост и развитие души и фокусируется на простом выживании личности. Это обитель Кали, под чьим покровительством активизируются обсуждаемые выше защиты. Часто, когда травматическая ситуация разрешилась и кризис остался позади, Кали отказывается отпустить контроль, и тогда задача индивида – постепенно восстановить свое управление личностью, высвободив себя из-под власти архетипа Кали. Когда военному времени приходит конец, военное положение должно быть отменено и управление должно быть возвращено гражданским органам. Экстренный режим выживания должен быть прекращен с уважением к мирному времени роста и культуры. Следующий терапевтический подход, намеченный Калшедом, амплифицирует этот метод  в отношении отдельной личности.

В аналитической работе с клиентами первой задачей может стать восстановление интегрированности эго и укрепление защитных эго механизмов. Как только эго комплекс будет укреплен, восстановленной личности придется столкнуться с трудной задачей противостояния архаическому демоническому аспекту души, который уже перестал быть полезным. На этой стадии лечения Шива или наше эго сознание может рассматриваться как усмиряющее Кали для того, чтобы восстановить правление эго комплекса. Эта задача Эго не менее сложная, чем столкновение Иова с темной стороной Яхве, о которой пишет Юнг в «Ответе Иову».

В основанной на выживании психологии экстремальной травмы, темная подавляющая часть души (более глубокие, бессознательные слои нашей личности, ответственные за выживание) порабощают эго (внешний, сознательный слой нашей личности, управляющий нашей повседневной жизнью) и могут затормозить развитие нашего истинного потенциала в пользу базового выживания. Необходимо спасти эго от захвата Кали и идентификации с ней, другими словами, от доминирования в личности примитивных архаических аспектов. Аналитическое лечение жертв травм, в которых активирован скрытый код архетипа Кали, можно суммировать следующим образом:

  1. На ранних стадиях терапии, основной акцент делается на восстановлении эго комплекса (сознательной личности) и высвобождение из-под власти архетипа выживания (энергий Кали). Однако личность может сопротивляться прекращению своих тесных отношений с темной стороной души (более глубокого, бессознательного центра личности), которая истощает личность из-за идентификации с архаическими архетипическими защитами (такими, как расщепление, проективная идентификация, паранойя и пр.). Когда эго комплекс получает силу для того, чтобы выступить против темной Кали, отщепленный позитивный нуминозный аспект души (гражданское упраление души вместо ее аспекта военного положения) постепенно начинает сотрудничать с эго и рост личности возобновляется. Теперь Кали может по-прежнему присутствовать и одаривать человека страстью к новой жизни и умению распознавать реальность на индивидуальной уровне, так как восстановленный Эго комплекс возвращает себе водительское сиденье, которое раньше занимала темная демоническая сторона Кали. Это включает в себя почитание и принесение необходимых жертв, чтобы умилостивить Кали. Эго также должно отказаться от своей идентификации с силой и мощью архетипа Кали для того, чтобы взять на себя ответственность сознания. Личность теперь движется от бессознательного контроля Кали к осознанной личности, берущей контроль над управлением жизнью и ее вызовами. Только тогда Эго восстанавливает свой авторитет в управлении повседневной жизнью таким образом, что это может стать взаимными и подлинными отношениями с душой. Партнерство Эго и Души тогда может заменить темную сторону Души как руководителя возникающей личности.
  2. Темный демонический аспект Души, представленный архетипом Кали, всегда является тираном-перфекционистом. В анализе с жертвами травмы необходимо поддерживать аналитическую позицию таким образом, чтобы сами фрустрации, связанные с поддержанием аналитических рамок, создавали «немного травмы». Это своего рода психологическая иммунизация от большей травмы. Психологическая школа Кохута называет это оптимальной фрустрацией. Это вынуждает индивида модифицировать опыт другого или терапевта как устанавливающий рамку, но в то же время любящий. Такой новый сложный образ другого является зрелым и взаимным. Он трансформирует и меняет внутренний опыт отношений, который затем может быть адекватным образом реализован в жизни. Этот опыт затем интернализируется как новая ролевая модель. Это называется преобразующей интернализацией. Это затем позволяет нам создавать зрелые структуры психики, которые заменяют архаические защиты и необходимость в примитивных, поддерживающих самооценку отношениях. Небольшая доля травматичности из-за фрустраций, являющаяся неотъемлемой частью аналитической ситуации, действует как вакцина, которая позволяет отделить эго от его идентификации с Кали для того, чтобы выработать адаптивные способы справляться с жизнью, отношениями и потенциалом к росту. Сны жертв травмы раскрывают эту борьбу между возникающим Эго и темной, демонической Кали. В этой матрице возникает третья позиция, новый синтез, в котором личность сталкивается с новым способом взаимодействия с жизнью. Во сне, который будет позднее обсуждаться в этой главе, третья позиция возникла в образе клиентки, которая обезглавила насильника и защитила своего ребенка, символ своей возрождающейся души.
  3. Вопросы переноса в работе с пациентами, пережившими травму, требуют особого внимания. Перенос означает проекцию чувств, связанных с важным человеком в прошлом, на человека в настоящем, обычно терапевта. Пока Кали контролирует личность, индивид продолжает перепроживать травму. Невроз не только находится в прошлом, но продолжает существовать в настоящем, как преследующая «внутренняя Кали», когда человек реагирует на то, что он воспринимает как внешнюю или внутреннюю угрозу. И сам анализ может рассматриваться как травматичная угроза, а аналитик как травмирующий тиран. Однако в аналитической работе, эго должно настаивать на нуминозном (светлом) потенциале Души, несмотря на очевидное наличие темноты; другими словами, аналитику необходимо держать в уме парадигму «Ответа Иову». В рассмотрении Юнгом этой библейской истории Иов проходит через травматичные испытания, на которые его обрекает Яхве, ветхозаветный Бог, для того, чтобы проверить его верность. Несмотря на эту травму, Иов продолжает относиться к Богу с любовью, уважением, преданностью и надеждой на справедливое обращение. В конце концов это заставляет Яхве перестать испытывать Иова и снова отнестись к нему с добротой и справедливостью. Согласно Юнгу, это похоже на попытки нашего хрупкого эго настаивать на справедливости и взаимном уважении душой, даже когда темные аспекты души временно берут контроль над личностью в кризисной ситуации. Это похоже на военное положение. В цивилизованной и продвинутой стране, гражданское управление будет всегда преобладать над военным, однако во времена кризиса эта ситуация меняется. Это отличает цивилизованную нацию от примитивной, и жизнь, наполненную душой, от архаичной.
  4. Оптимальное нарушение терапевтической нейтральности необходимо для того, чтобы: а) эго комплекс или сознательная личность усиливалась для поддержания более адаптивных высших защит b) появилась возможность противостоять демоническому темному полюсу с) активировался светлый нуминозный полюс Души. Другими словами, работя с жертвами травмы, терапевт должен быть готов проявить гибкость и иногда нарушить терапевтическую нейтральность для того, чтобы поддержать сознательную личность против ее собственной темной стороны. Например, иногда я нарушал терапевтическую нейтральность и призывал своих пациентов оставить свой трудоголизм в работе и найти место в своей жизни для игры и отдыха. Хотя это нарушало мою нейтральность, но усиливало игровые аспекты моих пациентов, которые можно было противопоставить репрессивным, мрачным, тяжелым и перфекционистским сторонам их личности.
  5. Работая с жертвами травмы, аналитик должен учесть несколько дополнительных аспектов: адекватное управление аффектами (позволяя не слишком много и не слишком мало самовыражения у обоих участников терапевтического процесса), настроенность на смысл в той же степени, сколько на тайну личностного роста, работая через потерю и горевание над потерянным непрожитым детством. Один из самых больших вызовов для индивидов, переживших травму в своей жизни, это обрести смысл этого опыта в их жизненной истории. Они задаются вопросом, почему они пережили такую травму и какой смысл она имела в их духовной жизни. Они задаются вопросом, являются ли они всего лишь пешкой в чьей-то безличной космической шутке или их страдание имеет какой-то смысл. В моем клиническом опыте, если индивиду удается пережить травму, он начинает расти из нее и делать важный вклад в жизнь общества благодаря тем урокам, которым он научился выжив и преодолев этот опыт. Травма тогда становится зернистым песком, вокруг которого устрица жизни создает жемчужину личности, обладающей огромной душой. Жертва сексуального насилия становится защитником подвергшихся насилию, эмоционально отверженный становится помощником аутсайдеров, а переживший болезнь – доктором.

Важно подготовить пациентов, захваченных архетипом Кали, к перерывам, отпускам, каникулам и расставаниям. Эти приготовления позволяют эго удерживать воспоминания о светлых нуминозных аспектах Души, как и об аналитике, чтобы не попасть во власть демонического аспекта Души в эти уязвимые периоды. Возможно одна из основополагающих исцеляющих интервенций в лечении жертв травмы является способность аналитика признать «контрпереносные ошибки и чувства», то, что Ракер назвал контрсопротивлением. Эмоциональная честность аналитика – то, что помогает эго построить новую и оптимальную модель для нормальных отношений.

И наконец, пациент и аналитик должны с почтением относиться к возникающему новому мифу пациента и быть готовыми к диалогу с ним. Поскольку задачей аналитика является вынашивание нового мифа творения для пациента, необходимо чтить «незнание», поскольку знание может препятствовать возникновению нового мифа творения для души пациента. Если мы остаемся уважительными к пустоте, которую опыт Кали оставляет в нашей жизни, мы освобождаем место для новых начинаний в нашем личностном развитии. Богиня Адити руководит этим опытом пустоты и новых начинаний, о чем мы поговорим более детально в следующей главе.

Травма является божественным страданием, поскольку она активирует самые глубокие слои души, находящиеся под покровительством архетипа Кали, и может вести к росту и индивидуации не только отдельного человека, но также коллектива. Это является искуплением на пути к Дхарме: великому служению душе и мирозданию.

 перевод из книги Ashok Bedi “Awaken the slumbering goddess.The latent code of the hindu goddess archetypes”.